+7 (495) 660-03-03
Заказать обратный звонок (24/7)
Записаться онлайн

Слуховые аппараты — мифы и реальность

Миф 1. Использование слуховых аппаратов приводит к ухудшению слуха.

Некоторые пациенты полагают, что применение слуховых аппаратов приводит к ухудшению остаточного слуха. Потому что они не должны более напрягать свой слух, чтобы слышать, или потому что компенсация потери слуха, усиление звука, вредит их остаточному слуху.

На самом деле это не так.

Если в течение длительного периода уши не стимулируются, то слух будет постепенно ухудшаться. В области аудиологии этот феномен известен под названием «депривация». В практике протезирования отмечены случаи, когда нормально слышащее ухо начинало хуже слышать и через некоторое время сравнялось с поражённым. Для человека стандартным является двустороннее получение звуковой информации (бинауральное или стереофоническое восприятия звука). При отсутствии необходимой звуковой информации от нормально слышащего уха, мозг переключается на поддержание бинаурального восприятия. При этом в ряде случаев страдает нормально слышащее ухо.

Миф 2. Наши предки были гораздо здоровее, они жили без промышленного шума и питались экологически чистыми продуктами.

Археологи никогда не находили наших предков с последствиями гнойного отита и поражений костных тканей, если больной выздоравливал. Ответ прост, их просто пожирали хищники. Со стороны плохо слышащего уха не слышно угрозы. Ответная реакция организма – бинауральный слух, с потребностью постоянно прислушиваться и жить в постоянном напряжении.

Миф 3. Слуховым аппаратом пользоваться редко, по необходимости.

Слуховой аппарат это протез, компенсирующий Ваш недостаток. К любому протезу надо адаптироваться (привыкать). Если вы постоянно (а не от случая к случаю) пользуетесь слуховым аппаратом, мозг получает достаточное количество звуковой информации и постоянно обрабатывает ее, сохраняя и тренируя свои функции. В результате сохраняется разборчивость речи, человек не теряет возможности общения.

Миф 4. После ношения слухового аппарата, хуже слышу без него, раньше слышал лучше.

При длительном ношении слухового аппарата пациент привыкает слушать без напряжения и быстро забывает, как он слышал без него. Как только пациент перестаёт пользоваться слуховым аппаратом, он попадает в тишину, от которой уже успел отвыкнуть, необходимо некоторое время, для привыкания напряженно вслушиваться и концентрировать внимание на восприятии речи. Окружающие Вас люди перестают говорить громче. При этом после выключения слухового аппарата, исследование слуха показывает его неизменность. Наблюдения за пациентами подтверждают факт — Вы сможете обходиться без слухового аппарата, но не захотите. Миф 5. Слуховой аппарат виден и это создаёт неудобства, не хочу, чтобы считали инвалидом.

Заметен не слуховой аппарат, а его отсутствие. Вы не станете обращать внимание на аппарат расположенный внутри ушного канала (Вы его просто не увидите). Зато постоянное переспрашивание, ответы невпопад или вообще не на тему вопроса – прежде всего, вызывают впечатление Вашей несостоятельности или незнание обсуждаемого вопроса. Мягко говоря, что Вы не умный человек. Вам это надо?

Миф 5. Дешевый аппарат не хуже дорогой модели. Бинауральное (на два ухо) протезирование необязательно.

Можно ездить на самокате, велосипеде, мотороллере и говорить что это то, что Вам нужно. На машине (даже на «запорожце, особенно в дождь) всё же лучше. Более дорогие модели лучше компенсируют потерю слуха, улучшают качество жизни. Западный образец протезирования – обязательно бинаурально, в детском возрасте – кохлеарная имплантация. В технической части самый лучший слуховой аппарат – это тот, который, Вас компенсирует на уровень не менее 85%.

Миф 6. Протезирование заменяет лечение болезней слуха.

Ряд болезней (хронический отит, болезнь Меньера и др.) в непролеченном состоянии или в хронической фазе приводят к потере слуха независимо от слухового аппарата. Снижение слуха может определяется необратимыми возрастными изменениями или особенностями течения заболеваний, которыми он может страдать. В связи с этим, слух будет падать независимо от того, пользуется ли этот человек слуховым аппаратом или нет. Пред протезированием надо обязательно устранить (или купировать) причину снижения слуха.

Вред может причинить только неправильно выбранный и неправильно настроенный слишком мощный слуховой аппарат.

Вы можете получить полную консультацию у нашего специалиста Макушина Евгения Викторовича.

В 1920-30 годах был принят стандарт слуха «Норма и потери слуха по категориям». Выбор нормального слуха оценивался по результатам теста 10000 человек. На стандартных бланках этот уровень обозначен как «нулевая кривая», в послевоенное время за норму приняли уровень -10дБ. В настоящее время нормой считается уровень 20 дБ.

Ухо — это сложный орган, некоторые части которого могут пострадать под воздействием громких звуков. Во внутреннем ухе находятся чувствительные клетки, которые преобразовывают звук в нервные импульсы, воспринимаемые мозгом.

Под воздействием громких звуков чувствительные клетки могут быть повреждены или разрушены. Восстановить эти клетки невозможно и в результате возникает постоянное снижение слуха. Чтобы избежать этого необходимо заботиться о собственном слухе.

Допустимый уровень шума

Во многих странах допустимый уровень шума на рабочем месте законодательно установлен в пределах 85 дБ (децибел). Там, где уровень шума превышает 85 дБ, должны применяться средства защиты слуха. Фактически 85 дБ — это предельный уровень шума, воздействие которого может продолжаться восемь часов без ущерба для слуха. Увеличение на 3 дБ со-ответствует удвоению интенсивности и уменьшения в два раза допустимого времени воздействия звука. При 88 дБ допустимое время составит четыре часа, при 91 дБ — два часа и т.д. Фактически это означает, что шум громкостью 110 дБ ухо может переносить всего несколько минут.

Городской шум, резкие громкие звуки при работе строительных механизмов, избыточное звуковое давление в метро и при взлёте самолетов, резкие ударные звуковые воздействия при стрельбе негативно влияют на слух и при продолжительном воздействии приводят к ослаблению слуха и полной глухоте.

Миф 1. Использование слуховых аппаратов приводит к ухудшению слуха.

Некоторые пациенты полагают, что применение слуховых аппаратов  приводит к ухудшению остаточного слуха. Потому что они не должны более напрягать свой слух, чтобы слышать, или потому что компенсация потери слуха, усиление звука, вредит их остаточному слуху.

На самом деле это не так.

Если в течение длительного периода слуховой анализатор не стимулируются, то слух будет постепенно ухудшаться. В области аудиологии этот феномен известен под названием «депривация». В практике протезирования отмечены случаи, когда нормально слышащее ухо начинало хуже слышать и через некоторое время сравнялось с поражённым. Для человека стандартным является двустороннее получение звуковой информации (бинауральное или стереофоническое восприятия звука). При отсутствии необходимой звуковой информации от нормально слышащего уха, мозг переключается на поддержание бинаурального восприятия. При этом в ряде случаев страдает нормально слышащее ухо.

Миф 2. Наши предки были гораздо здоровее, они жили без промышленного шума и питались экологически чистыми продуктами.

Археологи никогда не находили наших предков с последствиями гнойного отита и поражений костных тканей, если больной выздоравливал. Ответ прост, их просто пожирали хищники.  Со стороны плохо слышащего уха не слышно угрозы. Ответная реакция организма – бинауральный слух, с потребностью постоянно прислушиваться и жить в постоянном напряжении.

Миф 3. Слуховым аппаратом пользоваться редко, по необходимости.

Слуховой аппарат это протез, компенсирующий Ваш недостаток. К любому протезу надо адаптироваться (привыкать). Если вы постоянно (а не от случая к случаю) пользуетесь слуховым аппаратом, мозг получает достаточное количество звуковой информации и постоянно обрабатывает ее, сохраняя и тренируя свои функции. В результате сохраняется разборчивость речи, человек не теряет возможности общения.

Миф 4. После ношения слухового аппарата, хуже слышу без него, раньше слышал лучше.

При длительном ношении слухового аппарата пациент привыкает слушать без напряжения и быстро забывает, как он слышал без него. Как только пациент перестаёт пользоваться слуховым аппаратом, он попадает в тишину, от которой уже успел отвыкнуть, необходимо некоторое время, для  привыкания напряженно вслушиваться и концентрировать внимание на восприятии речи. Окружающие Вас люди перестают говорить громче. При этом после выключения слухового аппарата, исследование слуха показывает его неизменность. Наблюдения за пациентами подтверждают факт — Вы сможете обходиться без слухового аппарата, но не захотите.

Миф 5. Слуховой аппарат виден и это создаёт неудобства, не хочу, чтобы считали инвалидом.

Заметен не слуховой аппарат, а его отсутствие. Вы не станете обращать внимание на аппарат расположенный внутри ушного канала (Вы его просто не увидите). Зато постоянное переспрашивание, ответы невпопад или вообще не на тему вопроса – прежде всего, вызывают впечатление Вашей несостоятельности или незнание обсуждаемого вопроса. Мягко говоря, что Вы не умный человек. Кроме того меняется голос и в запущенном состоянии происходит распадение речи.

Миф 6. Дешёвый аппарат не хуже дорогой модели.  Бинауральное (на два ухо) протезирование необязательно.

Можно ездить на самокате, велосипеде, мотороллере и говорить что это то, что Вам нужно. На машине (даже на «запорожце, особенно в дождь) всё же лучше. Более дорогие модели лучше компенсируют потерю слуха, улучшают качество жизни. Западный образец протезирования – обязательно бинаурально, в детском возрасте – кохлеарная имплантация. В технической части самый лучший слуховой аппарат – это тот, который, Вас компенсирует на уровень не менее 85%.

Миф 7. Протезирование заменяет лечение болезней слуха.

Ряд болезней (хронический отит, болезнь Меньера и др.) в непролеченном состоянии или в хронической фазе приводят к потере слуха независимо от слухового аппарата. Снижение слуха может определяется необратимыми возрастными изменениями или особенностями течения заболеваний, которыми он может страдать. В связи с этим, слух будет падать независимо от того, пользуется ли этот человек слуховым аппаратом или нет. Пред протезированием надо обязательно устранить (или купировать) причину снижения слуха.
Вред может причинить только неправильно выбранный и неправильно настроенный слишком мощный слуховой аппарат.

Вы можете получить полную консультацию у нашего специалиста Макушина Евгения Викторовича.

Звук возникает благодаря колебаниям, которые распространяются волнообразно и воспринимаются человеческим ухом. Они распространяются от источника звука равномерно во все стороны. Высота или частота звука определяются количеством колебаний в секунду. Нормально слышащий в состоянии воспринимать звуки с частотой 16–20 тыс. гц при отсутствии их верхней границы силы. Но все-таки сила звука более 110 децибел неприятна и воспринимается даже болезненно. Звуковое поле, находящееся между границей слышимости и болевым порогом, охватывает область 0–120 децибел. Восприятие звука зависит от интенсивности, удаленности и набора частот его источника. Звуковые волны воспринимаются ушной раковиной и направляются во внешний слуховой проход, где они встречаются с барабанной перепонкой. Движения барабанной перепонки передаются благодаря сросшемуся с ней молоточку через наковальню на стремечко. Благодаря строению этой передающей цепочки первоначальное давление в начале улитки усиливается в 20 раз. В улиточном проходе образуются бегущие волны (которые так называются из-за размаха колебаний в различных местах), вызываемые различной частотой, вдоль базилярной мембраны. На этой мембране находятся волосяные клетки. Движение волосяных клеток приводит в действие механизм раздражения, который способствует возбуждению электрических импульсов в слуховых нервах и перемещает их в головной мозг. Так происходит разумное восприятие сигнала.

Исследования показали, что одна треть людей временно и 10–15% постоянно днем и ночью живут со свистом и шумом в ушах. Причин для этой болезни много, и шум — одна из них. Эти неприятные явления можно смягчить с помощью соответствующих устройств. При недостаточности технических мер по борьбе с шумом на производстве или невозможности их реализации по организационным причинам необходимо применять индивидуальные средства защиты. Чтобы эта защита была эффективной, она должна осуществляться в течение всего срока нахождения в зоне с повышенным уровнем шума. Если она не применяется хотя бы 5 мин., то это уже приводит к снижению защитного действия на 40%. Фильтрующее действие систем защиты слуха выбирается таким образом, чтобы максимальный уровень звука, достигающий защищенного уха, составил 75–80 децибел. При этом нужно избежать избыточной изоляции, так как из-за этого наносится вред восприятию сигналов об опасности, речи. И пользователь защитным средством может почувствовать изоляцию от своего окружения. Это часто приводит к отказу от защиты слуха.

Фирма Swissprotect Gehorschutzsysteme GmbH (Швейцария) предлагает широкий ассортимент средств защиты от шума, которые можно приспособить к различным шумовым ситуациям и требованиям клиентов. Эти изделия гарантируют пользователю оптимальную защиту как на работе, так и во время досуга и соответствуют требованиям к изделиям медицинского назначения.

Они называются Otoplastik и изготавливаются индивидуально. Для этого снимают слепок с уха. Эта совершенно безболезненная операция выполняется профессионалом или специально обученным акустиком. Слепок является точным негативом слухового прохода и частей ушной раковины и служит основой для изготовления индивидуального защищающего ухо аппарата из приятного для него материала. Только аппарат, учитывающий индивидуальные особенности пользователя, обеспечивает наибольший комфорт носки. После измерения уровня шума на каждом рабочем месте устанавливается необходимая звукоизоляция и в Otoplastik монтируется фильтр, обеспечивающий как вентиляцию слухового прохода, так и акустическую изоляцию. Эти аппараты имеют различные цвета, гриф и шнурки, делающие удобным пользование.

Вы можете получить полную консультацию у нашего специалиста Макушина Евгения Викторовича.

Городской шум, резкие громкие звуки при работе строительных механизмов, избыточное звуковое давление в метро и при взлёте самолетов, резкие ударные звуковые воздействия при стрельбе негативно влияют на слух и при продолжительном воздействии приводят к ослаблению слуха и полной глухоте.

Нарушения слуха особенно в области высоких частот очевидны. Такие нарушения не восстанавливаются. Это становится со временем препятствием не только в повседневном общении, но и в работе, охоте, активном отдыхе. Со временем это становится заметно и окружающим. Голос становится глухим, речь невнятной. Приходится просить говорить громче, часто переспрашивать. В бизнесе это может привести к неприятным ситуациям в процессе переговоров и финансовым потерям.

Средства защиты

Современные методы и средства защиты слуха в основном разделяются на пассивные и активные.

Пассивные средства представляют из себя протекторы выполненные по индивидуальной форме наружного слухового прохода пациента. Существуют индивидуальные средства защиты слуха (сокращённо ИСЗС), ослабляющие звук на 25-35 Дб. ИСЗ типа «Беруши» и наушники имеют постоянное ослабление сигнала во всём звуковом диапазоне. Для общения или получения полезной акустической информации их приходится снимать. В условиях негативной акустической обстановки (выстрел произведённый рядом, громкий хлопок и т.д.). Это может привести к акустической травме и ухудшению слуха.

Существуют современные ИСЗС со специальным акустическим фильтром, пропускающим с незначительным ослаблением речь человека и ослабляющим звук в самом уязвимом частотном диапазоне на 25-40 Дб. Габариты ИСЗС могут быть уменьшены и будут практически невидимы со стороны, что позволит использовать в повседневной жизни (поездки в метро). На производстве такие индивидуальные средства уже нашли применение и полностью заменяют стандартные средства защиты.

Активные системы также изготавливаются в корпусах по индивидуальной форме слухового прохода и в своей основе имеют усилитель с системой активных фильтров аналого-цифровой и цифро-аналоговый преобразователи звука, цифровую систему обработки и выделение речи с подавлением чрезвычайно громких звуков. Отличаются друг от друга количеством каналов обработки (от одного до пятнадцати*), количеством программ прослушивания (от одной до шести), количеством микрофонов, наличием внешних устройств управления (дистанционные пульты: кабельные, с инфракрасным, радиочастотными каналами управления, наличием системы Блю-Туз). Несколько микрофонов предоставляют возможность работы в режимах — направленный микрофон, подавление шума сзади и выделение полезных сигналов спереди. При использовании двух ИСЗС с пультом дистанционного управления возможно проведение звуковой локации окружающей среды (позволяет охотнику обнаружить цель на значительном удалении).

Микроминиатюрное устройство практически незаметное со стороны небольшой мощности. Имеет несколько программ, что позволяет одну программу настроить на подавление шума и выделение речи, другую для выделения и усиления речевого (или любого другого сигнала), находящегося на значительном удалении.

Миниатюрное устройство практически незаметное со стороны средней мощности. Имеет несколько программ, что позволяет одну программу настроить на подавление шума и выделение речи, другую для выделения и усиления речевого (или любого другого сигнала), находящегося на значительном удалении.

Отличие предлагаемых систем от уже имеющихся в продаже усилителей сигнала, вмонтированных в наушники:

  • изготавливаются по индивидуальным параметрам пользователя и не мешают ношению головного убора как летом, так и зимой;
  • намного легче и не оказывают сдавливающего воздействия на голову;
  • работают по принципу многоканальной цифровой обработки сигнала;
  • имеют возможность перепрограммирования под изменившиеся задачи;
  • имеет режимы работы: усиление сигнала с цифровой обработкой, подавление шума и выделение полезной акустической информации, акустическая локация полезного сигнала, режим направленного микрофона;
  • ряд моделей может работать с дистанционным пультом управления;
  • может применяться в повседневной жизни при ослабленном слухе (так как настраивается по индивидуальным характеристикам пользователя и обеспечивает комфортный звук во всех режимах работы).

Сертифицированы как изделие медицинской техники импортного производства.

Как шум приводит к нарушению слуха?

Ухо — это сложный орган, некоторые части которого могут пострадать под воздействием громких звуков. Во внутреннем ухе находятся чувствительные клетки, которые преобразовывают звук в нервные импульсы, воспринимаемые мозгом. Под воздействием громких звуков чувствительные клетки могут быть повреждены или разрушены. Восстановить эти клетки невозможно и в результате возникает постоянное снижение слуха. Чтобы избежать этого необходимо заботиться о собственном слухе.

Допустимый уровень шума

Во многих странах допустимый уровень шума на рабочем месте законодательно установлен в пределах 85 дБ (децибел). Там, где уровень шума превышает 85 дБ, должны применяться средства защиты слуха. Фактически 85 дБ — это предельный уровень шума, воздействие которого может продолжаться восемь часов без ущерба для слуха. Увеличение на 3 дБ соответствует удвоению интенсивности и уменьшения в два раза допустимого времени воздействия звука. При 88 дБ допустимое время составит четыре часа, при 91 дБ — два часа и т.д. Фактически это означает, что шум громкостью 110 дБ ухо может переносить всего несколько минут.

Вы можете получить полную консультацию у нашего специалиста Макушина Евгения Викторовича.

Автор статьи: Рудковский Антон Михайлович, врач высшей квалификационной категории, врач-нарколог, психиатр, хирург, аддиктолог, психотерапевт

Серотонин – тормозной нейромедиатор ЦНС, одновременно являющийся тканевым гормоном, отвечающий за наше психоэмоциональное состояние и настроение, назван «гормоном счастья». Нехватка серотонина вызывает депрессию, слабость, апатию и проблемы с восприятием мира. При алкоголизме и наркомании депрессия связана с дефицитом не только опиоидных пептидов и дофамина, но и серотонина.

Дело в том, что алкогольные ферменты, в частности, алкогольдегидрогеназа и ацетальдегид дегидрогеназа при отсутствии алкоголя разрушают серотонин до 5-гидроксииндолуксусной кислоты и токсичного гармалола. Этим объясняются раздражительность и депрессивность бросившего пить человека. Приём антидепрессантов помогает лишь на время, затем «угрюмая депрессия» возвращается. Кроме того, являясь предшественником мелатонина, серотонин также связан с ритмом сна и бодрствования, его дефицит вызывает нарушение сна и ранние пробуждения.

Коррекция серотониновой системы может быть произведена только медикаментозно, но без применения ингибиторов обратного захвата, а путём вторичной фармакологической стимуляции ионотропных и семиспиральных метаботропных серотониновых рецепторов и серпентинов в стволе мозга, что приводит к их позитивной регуляции и восстановлению физиологического уровня серотонина в синаптических щелях.

Необходимо также помнить, что серотонин образуется из триптофана, а это незаменимая аминокислота, она не синтезируется в организме и должна поступать с пищей. Из продуктов триптофан содержат – чёрный шоколад, финики, сливы, соевые продукты, сыр, томаты, инжир, а также мясо и рыба.

Кроме того, серотонин любит солнечный свет, так что ежедневные прогулки необходимы.

В нашей медикаментозной схеме не применяются психотропные или нейролептические препараты, мы также не используем антидепрессанты. Механизм действия связан с синергизмом – сочетанным действием некоторых известных препаратов из разных групп, принимаемых по специальным схемам. Назначаемые дозы настолько ничтожны, что практически гарантируют отсутствие побочных эффектов и аллергий, лечение обычно хорошо переносится больными. Продолжая обычный образ жизни, наши пациенты принимают препараты в амбулаторном режиме, и уже через 2-3 месяца серотонинергическая система возвращается к нормальной работе.

Автор статьи: Рудковский Антон Михайлович, врач высшей квалификационной категории, врач-нарколог, психиатр, хирург, аддиктолог, психотерапевт

Что представляют из себя сегодня реабилитационные центры? Какова на сегодняшний день модель наркологической помощи зависимому человеку? Вот, к примеру, перебрал человек, запил, жена позвонила, просит вывести из запоя. Думаете, приедет нарколог, капельницу поставит? Как бы не так, человек попадает в холодную и циничную схему, отработанную до автоматизма. Все звонки по запросу вывода из запоя, по какому бы номеру вы не позвонили, попадают в единый call-центр, где информация фиксируется, вносится в базу данных и передается службе мотиваторов. На дом приезжает не нарколог, а два мордоворота на мерседесе, без лишних слов погружают и везут в стационар, если не хочет – загружают галоперидолом.

В стационаре наркологи несколько дней капают, приводят в чувство, затем кодируют, а бывшие наркоманы, под видом врачей убеждают в необходимости длительной, многомесячной реабилитации. Затем беднягу везут в реабилитационный центр, где насильственно закрывают вместе с другими алкоголиками и наркоманами, вводят отупляющие препараты и месяцами всовывают в голову набившую оскомину 12-шаговую или ещё какую-нибудь реабилитационную программу. При этом человека вырывают из семьи, а семью опускают на несколько сот тысяч рублей. В результате человек, не получив никакого лечения, возвращается в семью, но циничные дельцы от наркологии знают, что он неизбежно сорвётся, подкопив ресурсов, и его можно будет доить по новой…

Это жестокий и циничный бизнес на зависимых людях и их созависимых родственниках, не имеющий никакого отношения к лечению и излечению ни тех, ни других. Наоборот, эти дельцы не заинтересованы, чтобы пациент вылечивался. Опустошив бюджет семьи, они дают время его восстановить, чтобы в следующий срыв снова обобрать. Причём, владельцам этих клиник и реабилитационных центров, как правило, не врачам, а бизнесменам, невыгодно содержать квалифицированный персонал, ведь их цель – не вылечить больного, а максимально долго насильственно удерживать его в реабилитации, а бывшие наркоманы с криминальным прошлым справляются с этим лучше врачей.

Между тем, нет никакого смысла в многомесячной реабилитации, в сотнях научных работ последних лет доказана именно биохимическая основа алкогольной болезни, связанная с мозговой нейротрансмиссией. Ни кодировки, ни 12-шаговая и никакая другая реабилитации не уберут биохимической основы зависимости. Лечение может быть исключительно медикаментозным!

Автор статьи: Рудковский Антон Михайлович, врач высшей квалификационной категории, врач-нарколог, психиатр, хирург, аддиктолог, психотерапевт

«Для снятия абстинентного синдрома надо прокапаться!» Понимание этого факта заставляет людей вызывать на дом наркологов-«похметологов» с капельницей или ложиться на несколько дней в стационар на «детокс», отдавая немалые суммы за навязанные там бесполезные дополнительные услуги, например ксенон или ВЛОК. Давайте разберёмся, что такое «детокс»? Так ли нужны такому пациенту капельницы?

Вся тяжесть состояния абстинентного больного обусловлена избыточным накоплением в мозгу норадреногенных прекурсоров и глутамата. Это возбуждающие мозг вещества, их концентрация вырастает в десятки раз, отсюда артериальная гипертензия, тремор, потливость, отсюда делирии и «белочки». Что нужно такому больному в первую очередь? Правильно, максимально быстро вывести из мозга эти вещества, при этом обеспечив больному максимально продолжительный сон. Базовый препарат для медикаментозного сна – диазепам(реланиум).

При внутривенном введении облегчение наступает уже «на игле», после чего наступает медикаментозный сон, во время которого работают препараты, принятые накануне. После пробуждения принимается следующая доза, и вывод из запоя на этом заканчивается, человек возвращается к обычному образу жизни, ещё около месяца принимая назначенные таблетки.

Никаких капельниц не нужно, эффект от них чисто психологический, они не вредят, они просто не нужны, это вода, не более того! Реланиума в наркологических клиниках России сейчас нет, его списывают, как морфий, там для усыпления используют грубый феназепам с тиапридом – атипичным нейролептиком. И капают, капают, капают… Вот такое водолечение получается. Главное, что не нарушается базовый принцип медицины «не навреди!». Капельницы с витаминами действительно навредить не могут, но и к процессу лечения никакого отношения не имеют!

Как проходит лечение в нашей клинике?

После первичной консультации проводится особое внутривенное лечение, после чего пациенту выдаются на руки препараты в оригинальных упаковках, расписывается амбулаторное лечение на срок от 1 до 3-х месяцев. Человек уже со второго-третьего дня после этого возвращается к привычному образу жизни, лечение полностью амбулаторное, устраняется патогенетическая причина зависимости, пропадает необходимость больше обращаться к наркологам.

Автор статьи: Рудковский Антон Михайлович, врач высшей квалификационной категории, врач-нарколог, психиатр, хирург, аддиктолог, психотерапевт

Это самое корректное название лечебного процесса, потому что отражает главную суть патогенетической терапии. Наркологам и психотерапевтам необходимо понять и уяснить, что, не устранив биохимическую основу зависимости, вылечить зависимого человека невозможно. Впрочем, некоторые понимают это, просто не знают, как это сделать. Поэтому капают, кодируют, закрывают своих пациентов в реабилитационные центры. Ни то, ни другое, ни третье никакого отношения к лечению зависимости не имеет, доктора просто зарабатывают на этом, ничего личного, бизнес. Точно таким же, то есть нулевым лечебным эффектом обладают все дополнительные услуги наркологов: ВЛОК, УФО крови, капельницы, плазмаферез, ксенон и далее по списку. Это культурный отъём денег у населения, не более того! Человек как был зависимым, так им и остался, потом опять рецидив, срыв, и всё повторяется. Это удобно и выгодно как для врача, так и для созависимых родственников – передышку получают на период ремиссии, но не для самого зависимого, ведь излечения не наступает, напряжение нарастает, и опять срывы.

Давайте попробуем разобраться в этом вопросе не с позиции кармана и выгоды для врача или вторичной выгоды для родственников, а исходя из интересов непосредственно больного. Итак, как уже говорилось выше, основа болезни не в генетике, не в плохом воспитании или распущенности и не в психике, — она в биохимии мозга, которая под влиянием психоактивного вещества меняется, в мозгу накапливается как минимум два возбуждающих нейротрансмиттера, при этом мозг перестаёт воспринимать тормозные нейротрансмиттеры. Таким образом у больного перекрывается парасимпатическая иннервация, остается только симпатическая. Вся клиническая картина алкогольной болезни обусловлена постоянной, безальтернативной симпатикотонией. Никакие капельницы, «детоксы» или многомесячные реабилитации не смогут её купировать, необходимо именно медикаментозно восстановить мозговую биохимию, что приведет к устранению причины алкогольной болезни мозга и станет этиотропным и патогенетическим лечением алкоголизма. Одновременно необходимо психотерапевтически подготовить мозг к новым формам поведения.

В лечении выделяем два этапа: биохимический и психологический. Оба этапа занимают от одного до трёх месяцев амбулаторного лечения, это капельницы, сеансы психотерапии и таблетки. При этом важно подчеркнуть, что больной при этом не запирается под замок, не накачивается отупляющими мозг препаратами, а ведёт привычный образ жизни, периодически наведываясь в клинику для капельниц и сеансов психотерапии, а дома принимает назначенные лекарства, среди которых нет психотропных, нейролептических или снотворных, ходит на работу, занимается любимым делом и т.д. При этом мозг освобождается от избытков глутамата, насыщается ГАМК, успокаивается, уходит тяга, нормализуется сон. Одновременно мозг с помощью интенсивных психотехнологий настраивается на трезвость, происходит интеграция личности, сеансы индивидуальной психотерапии краткосрочны и не требуют длительных курсов, как в психоанализе. Используются технологии нейро-лингвистического программирования (НЛП), но без «залезания» в мозг или запугивания, а путём получения доступа к подсознательным ресурсам самого больного. Через три месяца наступает выздоровление.

Важно подчеркнуть, что все используемые нами методики авторские, во многих странах показали свою надёжность и эффективность, все применяемые препараты зарегистрированы в России, выдаются в оригинальных упаковках.

Автор статьи: Рудковский Антон Михайлович, врач высшей квалификационной категории, врач-нарколог, психиатр, хирург, аддиктолог, психотерапевт

Для начала напомним, что связь между нейронами осуществляется в местах контактов их отростков: аксон каждого нейрона соединён с дендритами соседнего, а его собственные дендриты соединены с аксоном предыдущего нейрона. Сигнал проходит через синапсы, каждый из которых имеет синаптическую щель. Каждый нервный импульс несёт некий потенциал действия, но не каждый проходит через синаптическую щель. Для прохождения «таможни» необходим посредник, проводник, который подтвердит полномочия сигнала и поможет с визой, причём для каждого сигнала свой собственный, который проведет нервный импульс через синаптическую щель, а сам потом или вернётся назад, в везикулы, или разрушится по дороге. Такими проводниками служат нейромедиаторы. Сегодня известно более 50 таких веществ из разных групп, которые находятся в депонированном виде на кончиках дендритов и аксонов.

Для примера рассмотрим дофаминовый синапс, который, как известно несёт импульс удовольствия. Как он передаётся? Для условного примера предположим, что максимальное количество молекул дофамина и воспринимающих их рецепторов 10 штук. Допустим, по нейронной цепи идёт импульс радости. В этом случае в синаптическую щель из депо-везикулы выходит 8 молекул дофамина, которые воспринимаются вторым нейроном на восьми рецепторах. И в принимающем сигнал нейроне происходит его расшифровка, определяется, что заполнение рецепторов на 80% соответствует радости, диспетчер даёт «добро» на его дальнейшее движение. Допустим теперь, что по нейронной сети идёт сигнал спокойствия. Первый нейрон выбрасывает 5 молекул дофамина, они воспринимаются пятью рецепторами принимающего нейрона, в котором специальная комиссия определяет 50% заполненность рецепторного потенциала и регистрирует импульс спокойствия, 20% — импульс печали и т.д. Таким образом, интенсивность нервного импульса определяется количеством попавшего в синаптическую щель нейромедиатора.

Подобным образом работают все мозговые функции: прямая зависимость от количества тех или иных нейромедиаторов в синаптических щелях. Дофаминергическая система отвечает ещё за систему позитивного подкрепления, требует повторения испытанного удовольствия. В формировании зависимости участвуют и серотонинергические системы, и системы опиоидных пептидов-эндорфинов, ГАМКергические и некоторые другие. Можно сказать, что наши эмоции и состояние, вся наша жизнь зависят только от концентрации тех или иных нейромедиаторов в наших мозговых синаптических щелях.

Подобным образом работают и серотониновые, и эндорфиновые синапсы. Именно эти системы – дофаминергическая, серотонинергическая и эндорфинергическая напрямую связаны с настроением и психо-эмоциональным состоянием человека. Играет роль также тормозная ГАМКергическая система. И именно с балансом концентраций в синаптических щелях этих четырёх нейромедиаторов в мозгу связана любовь или ненависть, радость или печаль, восторг или разочарование, экстаз или депрессия, работоспособность или апатия – словом, весь спектр человеческих чувств, а мы качестве примера привели полярные состояния, зависит только от того, сколько в данный конкретный момент в парадигме «здесь и сейчас» у данного человека концентрация этих трёх веществ.

Если начать принудительную химическую стимуляцию мозга психо-активными веществами (ПАВ), в первую очередь, алкоголем, происходит следующее. Алкоголь химически «выжимает» все молекулы дофамина из депо. Их гораздо больше десяти, они занимают все десять имеющихся рецепторов, и вуаля! Та самая, искомая эйфория и радость! Пока человек кайфует и наслаждается, на кончиках постсинапических дендритов у него гуляет «бездомный» дофамин. Десятки выброшенных без надобности из своих пресинаптических везикул молекул дофамина гуляют в постсинапическом пространстве и не могут найти себе пристанище-рецептор, все заняты. И происходит процесс, названный позитивной регуляцией рецепторов, они начинают увеличиваться, разрастаться в количестве. Новые порции ПАВ дают ещё больше дофамина, рецепторы продолжают нарастать и перераспределяться, а у человека этот период назван «медовым месяцем» с алкоголем – он только кайфует и блаженствует, наивно полагая, что так будет всегда. Но Природа жестоко мстит. Допустим, в процессе алкоголизации образовалось ещё 10 дополнительных рецепторов. Допустим также, что человек выпил прежнюю дозу алкоголя, которая «выдавила» по-прежнему 10 молекул дофамина. Но количество рецепторов у второго нейрона уже вдвое больше, и 10 молекул дофамина заполняют теперь только 50% рецепторов, и, соответственно, выполняют импульс спокойствия. Это называется изменением первоначального эффекта, происходит понижение эйфории, а со временем – полное её исчезновение. Что делает человек? Бросает пить, раз нет эйфории? Отнюдь. Он увеличивает дозы, на какое-то время пролонгируя эффект, но вместо радости и эйфории лезет агрессия и гнев. Бросить пить уже очень сложно. Ведь если алкоголя нет вообще, то первый нейрон выпускает только свои 5 молекул дофамина, которые до зависимости давали импульс спокойствия, занимая 50% рецепторного поля, а теперь занимают только 25%, что уже соответствует сигналу грусти. И здесь наступает ситуация, когда человек становится вынужден пить, чтобы не страдать. Если раньше в трезвом состоянии человек чувствовал себя спокойно и выпивал для радости и удовольствия, то теперь он в трезвом состоянии чувствует себя депрессивно и пьёт для облегчения, алкоголь становится необходимостью. Формируется стиль пития, питейные ритуалы. А дальше – сколько хватит сил у соматики, ведь нет ни одного органа в организме, который не страдал бы от алкоголя, однако здесь мы рассматриваем только те процессы, которые происходят непосредственно в мозге.— Итак, если на этом этапе человек по тем или иным причинам бросит пить, что произойдёт? В течение приблизительно 11 месяцев полной трезвости примерно половина вновь образованных рецепторов «законсервируются» и инактивируются, в течение 3-5 лет произойдёт полная консервация ненужных рецепторов, и нервная система восстановит свою прежнюю функциональность и способность нормально работать без алкоголя. Одна беда – сколько бы лет человек не воздерживался, достаточно одной пьянки, чтобы произошла моментальная расконсервация всех дополнительных рецепторов, и нервная система почти сразу возвращается в то состояние, при котором была до прекращения употребления. И никогда такой человек не сможет контроль восстановить, не сможет выпивать дозированно.

Таким образом, алкоголизм, как и наркомания, с биохимической точки зрения является нарушение системы передачи нервных импульсов определёнными нейромедиаторами.

Если прекратить употребление вообще, наступит ли выздоровление? Смотря понимать под этим словом. По определению «болезнь – это состояние организма, выраженное в нарушении его нормальной жизнедеятельности, продолжительности жизни, и его способности поддерживать свой гомеостаз». Является ли неспособность контролировано пить нарушением нормальной жизнедеятельности организма? Ведь Природой не предусмотрено, чтобы человек вливал в себя алкоголь, она дала нам эндогенный алкоголь, который нужен, а экзогенный алкоголь – протоплазматический яд. Если человек не может контролировано употреблять яд, болен ли он?

Таким образом, алкоголизм – есть такое нарушение нервной системы, при котором она не может нормально функционировать без алкоголя, из-за чего человек НЕ МОЖЕТ НЕ ПИТЬ! И излечением является восстановление способности организма нормально функционировать в трезвом состоянии. При этом не следует забывать, что кроме биохимической составляющей алкоголизма существует ещё психологическая, из-за которой при стрессе человек не способен обходиться без алкоголя на психологическом уровне. Психологическая составляющая, в отличие от биологической, сама со сроком трезвости не уходит, необходима психотерапия.

Запишитесь к нам на прием